Знакомство с невесткой прямо в роддоме. — Мам, как тебе моя Лена?

Сын скрыл, что у него есть девушка. Он не сказал о том, что расписался с ней и сделал ребенка. Если бы не определенные обстоятельства, я бы даже ничего не знала о существовании внучки.
А знаете, почему он себя так вел? Потому что ему не понравилась фраза, которую я произнесла в порыве гнева пять лет назад: “Никого не вздумай прописывать в моей квартире. Без крыши над головой останешься!”.

Егору тогда было 23 года. Он окончил институт и нашел хорошую работу. Я тогда вышла замуж во второй раз и уехала к мужу в другой город. Сын остался один в квартире, я выписалась оттуда. Естественно, я переживала, чтобы какая-то пигалица не прорвалась в мой дом. Зачем мне потом эти разводы и дележки имущества?
Сын и молчал, боялся моих проклинаний. Я узнала, что стала бабушкой, в день рождения внучки.

— Мама, без тебя не справиться. Леночка моя в роддоме, ей сделали кесарево. Надо за дочкой смотреть, а я не умею. Теща заболела, приедешь?

Вы представляете, как я удивилась? Он все это время даже словечком не обмолвился — настоящий конспиратор. Естественно, после такого звонка я сорвалась и помчалась в Москву.
— Мам, номер палаты и фамилию написал в сообщении. Не ругайся на нее, она не в чем не виновата. Она хорошая, это я — трусишка, — сказал по телефону Егор.

Я что зверь, ругаться на девчонку после рождения ребенка? Неужели я такое чудовище в глазах своего сына?
По дороге купила фрукты, подгузники, цветы, чтобы порадовать новоиспеченную мамочку. Я даже не знала, как представиться, поэтому долго топталась под дверью палаты.
Зашла — а там две девочки. Я почему-то сразу узнала невестку, хотя ни разу ее не видела. Она испугалась, представляла меня какой-то бабайкой, наверное.

— Леночка, привет! — сказала я.
— Здравствуйте, Татьяна Петровна! — робко ответила Лена.
— Сергеевна.
— Извините, перепутала.
— Ничего страшного. Я сполосну руки, а ты пока подумай, чем я могу помочь.
— Договорились.
Спустя несколько часов мы нашли общий язык, и неловкость растворилась в воздухе.

— Как назвали? — спросила я Лену.
— Пока не решили: Света или Надя. Какое вам больше нравится?
— Главное, чтобы вам нравилось. Оба варианта хорошие.
После этого Лена начала мне рассказывать о беременности. Я не перебивала ее и глотала каждое слово, вспоминая, как любила я в молодости рассказывать о Егорке. В промежутках между рассказами мы кормили малышку, переодевали и качали ее. Соседка по палате с завистью смотрела в нашу сторону.

Егор приехал вечером. Он опустил глаза, наверное, думал, как оправдываться, но я его перебила:
— Сын, я останусь до утра, Леночке еще тяжело одной.
Сон на стуле — еще то удовольствие, но зато невестка себя чувствовала спокойно в моей компании. Мы спали по очереди, поэтому каждая из нас более-менее выспалась. Попала я домой спустя сутки, хотя, казалось, что это длилось неделю. Лена мне действительно понравилась. Хорошая и простая девочка.
— Мам, как тебе моя Лена? — украдкой спросил сын.
— Хорошая, а вот ты — негодяй!

Сына я отругала по полной. В 25 лет бояться ругани матери — это же позор! Он же нормальную невесту себе выбрал, чего мне счастью детей перечить? Разве стоит ругаться, если малышка по любви родилась?
Егор потом сказал, что планирует разменять трешку. Они купят себе двухкомнатную квартиру, а мне остальные деньги отдадут. Я не ожидала, что он по справедливости поступит, но мне приятно. Конечно, денег брать не буду — на ремонт им дам.

После выписки я сразу уехала. Невестка мне регулярно шлет фотографии внучки — такая красавица растет! Я счастлива, что мой Егор построил полноценную семью.

Ну и что, что познакомились впервые в роддоме? Зато все у нас хорошо!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Daria/ автор статьи
Добавить комментарий