Мой сын обещал ей, что она будет жить в Москве и рожать она тоже будет в столице

Меня зовут Татьяна Павловна, сейчас мне 52 года. Пятнадцать лет назад умер мой муж. За время брака мы с мужем смогли купить квартиру и машину. Начали даже собирать деньги на покупку квартиры для нашего сына. Потом мой Коля умер. Я стала владелицей 3/4 нашего имущества, а 1/4 нашего имущества досталась нашему сыну Богдану.

Когда Богдан окончил школу, то поступил учиться на программиста. Я выплатила сыну его долю за машину, и он смог купить себе машину.
А через два года он решил заняться бизнесом – вместе со своим другом они открыли интернет-магазин. Для развития бизнеса Богдану нужны были деньги. За деньгами он пришел ко мне. Я предложила ему продать мне свою долю в квартире. Он согласился, и я выкупила у него его долю и стала единственной владелицей квартиры.
Сына я выписала. Просто я посчитала, что он уже взрослый и сам себе должен найти жилье. Вдруг он еще и жениться надумает. А жить в одной квартире с невесткой и маленькими детьми мне совсем не хотелось. Да и водить девушек к нам в квартиру я сыну не разрешала.
Дела у Богдана и у его друга шли очень хорошо. Со временем они стали работать не только с китайскими, но и с российскими поставщиками.

Богдан даже учебу не закончил – так он увлекся бизнесом. Но быстрые деньги ему и его другу вскружили голову. Они решили, что уже ничего не может случиться с их бизнесом, и они всегда будут также хорошо зарабатывать. Но жизнь – штука серьезная и расслабляться в бизнесе было нельзя.
Вскоре бизнес прогорел. А денег у Богдана не было: ведь все, что он зарабатывал, он тратил на красивую жизнь: менял машины и девушек, ездил путешествовать, жил в дорогих квартирах.
После разорения бизнеса Богдан смог устроиться в одну фирму. Ему тогда уже было 27 лет. Но он очень быстро понял, что снимать жилье на его зарплату – уж очень дорогое удовольствие. На жизнь остается очень мало. Пришлось ему снова обращаться за помощью. К кому? Ну, конечно же, ко мне!

Дело в том, что целых пять лет я ухаживала за своей теткой. Это было очень трудное время. Тетя очень болела, и мне приходилось, и работать, и за ней ухаживать. Но бросить я ее не могла.
Тетя завещала мне свою двухкомнатную квартиру. Когда тетя умерла, то я начала эту квартиру сдавать. Когда ко мне пришел мой сын, то я все-таки не смогла отказать родному сыну и разрешила ему жить в квартире, которая мне досталась от тети. Правда, он должен был мне за нее платить, но немного.

Но было еще одно условие: Богдан должен был мне всегда помогать, когда мне понадобиться его помощь. Я сделала ему временную регистрацию в квартире.
Целых три года все было хорошо. А потом мой сын познакомился с девушкой Аней, которая приехала покорять Москву из какого-то маленького городка. Вскоре Аня стала жить вместе с Богданом.
У меня сломалась стиральная машинка, и я попросила сына мне помочь. Но он мою просьбу проигнорировал. Он не хотел мне ни новую машинку покупать, ни ремонтировать эту стиральную машинку.

А потом мне еще позвонила эта Аня с претензиями: мол, я должна со всеми своими проблемами справляться сама, хватит мне деньги у сына просить. И вообще, Аня уже беременна и я должна ее прописать в квартире: чтобы она могла рожать в Москве. И вообще, хватит мне быть такой бессовестной и брать с родного сына деньги за съем квартиры.

Я подумала и решила послушать Аню: свои проблемы я решила всегда теперь решать сама. Я быстро нашла себе хорошую двухкомнатную квартиру и продала свою трехкомнатную квартиру.
Потом я подождала, когда закончится регистрация у моего сына и продала и двухкомнатную квартиру.
Потом мне позвонил сын: мол, когда же я продлю ему регистрацию? Но я ответила, что это теперь только его проблемы и я ему больше с этим помогать не буду.

 Мою двухкомнатную квартиру купил работник правоохранительных органов. Он решил ее сдавать. Однажды мой сын пришел домой, а там стоит новая дверь. А новый владелец квартиры был готов ее им сдать, но уже по совсем другой цене.
Мой сын сразу же понял, что он столько не сможет платить за квартиру. Тогда он забрал вещи и свою Аню и пришел ко мне. В трехкомнатную квартиру, которую я уже продала.

Мой сын был в шоке, когда дверь ему открыли незнакомые люди, которые сказали, что они здесь живут уже два месяца. А где теперь живет прежняя хозяйка квартиры, они и понятия не имеют.
Богдан стал звонить мне. Извинялся. Я его простила, но сказала, что в квартиру я к себе его не пущу. И его Аню — тоже.

Аня мне тоже звонила. Что же она мне только говорила! Называла меня эгоисткой и бессовестной женщиной. Ведь ее сын обещал ей, что она будет жить в Москве и рожать она тоже будет в столице. А теперь что? Но я сказала, что все свои проблемы она должна учиться решать сама.
На деньги, которые я получила от продажи квартиры, я купила хорошую двухкомнатную квартиру и теперь ее сдаю. Деньги я откладываю. Может, куплю новую машину, а может быть, поеду путешествовать.

Богдан не женился на Ане. Она уехала рожать в свой маленький городок. Теперь она грозится подать на алименты. Богдан сказал, что будет платить алименты только после того, как будет сделана генетическая экспертиза, которая подтвердит его отцовство.
Я сказала сыну, что деньги, которые я получила от продажи квартиры, я положила на депозит. И теперь я никогда у него денег просить не буду.
Богдан снимает себе маленькую однокомнатную квартиру и работает.

Может быть, я поступила и жестко, но мне кажется, что поступила правильно: за свои поступки надо отвечать и пора уже моему сыну научиться, хоть немного, думать о будущем. Может быть, это его хоть чему-то научит…

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Daria/ автор статьи
Добавить комментарий