«- Мама, почему Леночка? У нас родилась Машенька! — Ой, что вы выдумываете! Только Леночка!»

Я родила нашу девочку после восьми лет попыток забеременеть и выносить ребенка. Если первые два года к отсутствию у нас детей все, да и мы с мужем тоже, относились с юмором, мол, дело молодое, все еще будет, то потом, когда поняли, что мы, вернее я, хотим, но не можем, начались проблемы.

Всех любопытных, мы дистанцировали от этого вопроса, и посвящали в подробности медицинских дел только мою маму и свекровь. Нужно сказать, что свекровь принимала даже более деятельное участие в этой ситуации, чем мама. Как-то повлияло на это то, что мы жили у свекрови, и она каждый день могла поинтересоваться, что к чему. Довольно часто свекровь молча тыкала мне в руку свернутые купюры: «И не возражай! Я знаю этих врачей, только и ждут подачки!»

Я даже называла свекровь «мама», а она меня – «дочка», причем делали мы это абсолютно свободно, без «протокола». Иногда на меня наваливалось отчаяние, особенно после неудачных беременностей, и свекровь не давала мне отчаяться и опустить руки, говорила, что все состоится, нужно верить и ждать.

Мы дождались. Через семь лет я, забеременев стала, в буквальном смысле, ходить на цыпочках, а муж, свекровь и мама окружили меня такой заботой, что самостоятельно я не могла сделать ни шагу – постоянно кто-то из них контролировал, как и что.

Уже на шестом месяце мы с мужем решили назвать нашу звездочку Машенькой, правда, никому об этом не сказали.

Родила я без проблем, чем очень удивила врачей, после родов до выписки пролежала всего четыре дня, и вот долгожданный момент – родственники и друзья встречают меня в холле. В первых рядах, конечно, муж, мама и свекровь. После объятий, поцелуев и поздравлений свекровь попросила взять на руки внучку:

— А где тут моя маленькая Леночка?

Мы с мужем удивленно переглянулись и повернули головы к свекрови:

— Мама, почему Леночка? У нас родилась Машенька!

— Ой, что вы выдумываете! Только Леночка! В честь меня!

Свекровь даже не смущало то, что рядом с ней стояла моя мама, с такими же круглыми от изумления глазами, как и у нас.

Заявление свекрови оказалось не просто репликой, для нее было очень важно, чтобы мы назвали дочь ее именем.

Первый месяц прошел в настоящей борьбе за имя ребенка. То, что мы жили в квартире свекрови, добавляло ей уверенности, она подскакивала по ночам, стирала пеленки, укачивала нашу дочь, когда мы с мужем просто падали от недосыпания, а потом шла в наступление:

— Я что, не заслужила, чтобы внучку назвали Еленой? Мало я вам помогаю? Копейку себе лишнюю не позволяла потратить, то на врачей, то на лекарства, то на процедуры! А вы уперлись со своей «Машенькой», и ни в какую!

В конце концов мое терпение лопнуло. Чтобы положить конец этим страстям я просто пошла в ЗАГС и зарегистрировала там Самойлову Марию Сергеевну.

Когда свекровь увидела свидетельство о рождении, она побледнела, и указала нам на дверь:

— Все-таки Машенька? Тогда – ищите себе квартиру!

Квартиру мы нашли, переехали через три дня. Теперь живем отдельно, меньше спим, больше напрягаемся, но не слышим возмущений свекрови. Я даже не могла себе представить, что свекровь так принципиально поставит вопрос с именем внучки.

С нашей Машей общается только одна бабушка, моя мама. Бабушка Лена до сих пор дует на нас губы и не интересуется, как растет ее долгожданная внучка… Жаль…

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Daria/ автор статьи
Добавить комментарий