А все-то думали, что она серая мышь, двоечница…

Когда учительница начала искать очередную “жертву”, чтобы вызвать к доске, все притихли.

— Смирнова! — прозвучало словно приговор.

Пока Таня сопела и мямлила, все остальные быстро перечитывали параграф, ведь каждый из них может стать следующим. Смирнова и слово из себя выдавить не смогла, поэтому учительница начала ее отчитывать:

— Ты, Татьяна, когда за голову возьмешься? Одни “двойки”! Да и сама неопрятная… Юбка неглаженная, руки грязные. Ты же девочка! Садись! Следующий Ковалев!

Смирнова была в классе блаженной дурочкой. Ее даже всерьез никто не воспринимал. Сидела себе на задней парте и никого не трогала — серая двоечница. Она почти ни с кем не общалась, еще и от учителей постоянно получала. Особенно ей доставалось за то, что она рисовала на парте. Ее частенько оставляли после уроков и заставляли оттирать эти шедевры.

Только учительница ИЗО относилась к Татьяне хорошо. Она была молодой и очень доброй. Ирина Юрьевна давно заметила, что у ученицы талант — Таня очень красиво рисовала. Она не раз просила ее взяться за голову, поднапрячься и подтянуть другие предметы. Та старалась, но отвечать у доски не могла, хоть и выучила материал.

Маму Тани Ирина Юрьевна уже даже в школу не вызывала — семья у девочки была не совсем благополучная. Отца не было, мать сама тащила на себе детей. Жили они очень скромно, но женщина старалась дать лучшее своей дочери и сыну.

— Алла Михайловна, я знаю, что Таня очень любит рисовать, но надо делать что-то с успеваемостью, — говорила она матери.

— Я с ней постоянно ругаюсь. Ей бы лишь малевать, ничего не хочет больше делать. Уже и краски спрятала, так она все равно нашла. Лишь бы 8-летку дотянуть, а потом в какое-то ПТУ устрою ее, — отвечала мама.

Благодаря Ирине Юрьевне Смирнова окончила школу и вместе с натянутыми “тройками” куда-то пропала.

И вот прошло 30 лет. Как  только появились соцсети, все бывшие одноклассники сразу начали находиться. Страничка Тани была пустая, поэтому никто даже не представлял, как она выглядит. Раньше она не приходила на встречи выпускников, но на 30-летие решила пойти. Хотя бы для того, чтобы увидеть Ирину Юрьевну.

Смирнова пришла последней. Когда одноклассники увидели изящную женщину в брендовом платье, открыли рты от удивления. Никто ее не узнал.

— Простите, немного опоздала, самолет задержали, — прошептала Таня.

— Танька, ты? — послышалось из толпы.

Никто не мог поверить, что серая двоечница превратилась в такую роскошную женщину. Она выглядела великолепно на фоне лысых мужиков и толстых теток. Классная руководительница тоже была в шоке, хотя она знала, что ее любимица проберется в люди.

— Я хочу вас поблагодарить, Ирина Юрьевна.

— За что, Танечка?

— За вашу веру в меня. Если бы не вы, я бы не стала художницей.

— Так ты рисуешь? Тоже мне достижение! Что-то я не слышала про такую художницу, как Танька Смирнова. Наверное, в переходе шаржи рисуешь, — рассмеялась Надя, которая и в школе вечно цеплялась к Татьяне.

— У меня псевдоним, — сказала Таня и протянула буклет со своей выставки.

— Не может быть! Какая честь сидеть за одним столом с такой выдающейся художницей! Я видела твои работы, они прекрасные. Когда читала биографию, вспоминала тебя, но даже поверить не могла, что это действительно ты, — воскликнула Ирина Юрьевна.

— Ага, только так и не научилась писать без ошибок. Да и с умножением проблемы. А ты если хочешь, Надя, могу для тебя нарисовать шарж, — улыбнулась Таня.

— Обойдусь! — обиженно заявила та.

Таня немного пообщалась с одноклассниками и ушла — у нее вечерний вылет. Да и чувствовала она неловко себя среди них. Видимо, зависть съедала тех, кто ровнял ее с землей в школе. Вот вам и серая двоечница!

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Daria/ автор статьи
Добавить комментарий